Афганский режиссер Сахра Карими: Я не верю «Талибану». Они врут

Об этом в интервью ТСН, которое вышло 18 августа, рассказала всемирно известная режиссер из Афганистана Сахра Карими. 

Карими с семьей покинула страну после захвата талибами Кабула и сейчас находится в Киеве. 

Режиссер рассказала, что талибов в Афганистане поддерживают многие, но молодое поколение сопротивляется «Талибану». 

«Многие люди в Афганистане, особенно мужчины, – за «Талибан». Они считают, женщина должна сидеть дома, носить хиджаб, никогда не разговаривать с чужими мужчинами, не ходить на работу. Таких людей, особенно мужчин, очень много в Афганистане. Фактически постоянно у них внутри был «Талибан», просто надевали галстук, пиджак и шли на работу, притворяясь другими. Сейчас они просто изменили одежду, но в голове у них осталось то же самое. И таких почти половина страны. Но есть еще другое движение – против талибов, в ряды которого вступает молодежь. Сейчас все очень хаотично. Никто не понимает, что происходит. «Талибану» нужно международное признание. Надеясь на это, они сейчас контролируют свое поведение, не показывают настоящего лица, надевают маску. Но внутри они очень традиционны. Это затишье перед бурей. Мы не знаем, что случится, если они таки получат международное признание», – сказала она. 

Карими рассказала, что она – единственная в Афганистане женщина с высшим кинематографическим образованием. Режиссер в 2015 году окончила киноакадемию в Словакии. 

«У меня были замечательные возможности оставаться там, обучать, снимать фильмы. За мои короткометражки, которые собрали много наград, меня там уже узнавали. Но тогда я решила: я не останусь в Словакии, я хочу вернуться домой. Я очень много работала –  семь лет. Каждый день я работала для родной страны. Чтобы показать людям, что кино – важное. Наши истории важны. Я на каждом шагу сталкивалась с предрассудками, предубеждением. На меня часто нападали в соцсетях. У меня было много ограничений. Я пыталась бороться с коррупцией в нашем кинематографе. Я постоянно боролась, это стало целью жизни. Видите, здесь я покрашена, но у корней волосы совершенно седые. Нет, мне не было легко. Но вдруг все пошло кувырком», – сказала она и расплакалась. 

Режиссер опасается за судьбу национальной кинокомпании Afghan Film, которую она возглавляет. 

«Зачем мы тогда боролись? За что? Я не знаю, что произойдет с Afghan Film. Мое поколение не любит ограничений. Мы не поколение бурок, мы не хотим закрывать лицо, нет. Мы не хотим быть невидимыми. Мы хотим быть частью общества. Это так трудно, понимаете. Стоит почувствовать свободу, стоит пожить свободной, и ты уже не можешь позволить кому-то прийти и ограничивать тебя. Мне так жаль Афганистан. Мне так жаль афганский народ, афганских женщин. Мы очень талантливые, знаете, очень творческие. Мы только начали строить свою страну. Все было слишком хорошо. У нас были кафе, библиотеки, дома моды, у нас был кинофестиваль, фестиваль музыки, у нас все было, мы начали чувствовать себя частью мира. И теперь это все… просто закрылось. Я не верю «Талибану». Они врут. Они не хотят, чтобы женщины имели голос. Они ненавидят образованных женщин. Они ненавидят независимых женщин», – добавила Карими. 

Она пояснила, что талибы не любят образованных и сильных женщин, так как боятся, «что это повредит их мужеству». 

«Многие афганцы гордятся тем, что они патриархальные, какая у них традиционная страна. Они боятся, что изменения могут погубить их так называемую религию, потому что ислам они перекручивают, понимаете? Стоит мне по крайней мере немного успокоиться… Я снова думаю об этом… Сейчас, перед интервью, смотрела на фото своей квартиры, на свои цветы. И думала, кто будет их поливать теперь? И – если взять шире – кто теперь будет поливать цветы Афганистана? Я никогда не думала, что это произойдет с нами. Никогда… Страны без культуры, без кино, без музыки, театра, без картин не существует. Это не народ, а просто население. Оно ест, спит, теряет время,  но не создает историю. Историю создает культура. Культура – это идентичность нации. А талибы не понимают искусство, не знают, что это такое. Они такие ограниченные. Они объявляют через соцсети: «Мы займем такой-то регион, приводите девушек старше 15 лет, мы возьмем их в жены». Это неприемлемо, это абсолютно неприемлемо. Это не ислам. Они неправильно его трактуют», – добавила Карими. 

Контекст:

Карими – глава национальной кинокомпании Afghan Film, первая в Афганистане женщина с докторской степенью в отрасли кинопроизводства. Еще 15 августа она писала в Instagram, что не хочет уезжать из страны, и призывала мир «не отворачиваться» от Афганистана, почти вся территория страны на тот момент уже была захвачена талибами.

Один из последних фильмов Карими «Хава, Марьям, Аиша» о беременности и абортах в Афганистане был показан на Венецианском фестивале в 2019 году, сообщает Variety. Она высказывала опасения за свою жизнь после захвата талибами территории страны, отметило издание.

Сейчас Карими в Киеве. Она должна была улететь на украинском самолете в ночь на 16 августа, но не успела на рейс, Украина помогла эвакуировать Карими и ее семью, рассказывал глава МИД Дмитрий Кулеба. Режиссера в результате «спецоперации с паролями» посадили на турецкий военный борт, и она сначала прилетела в Турцию, а потом в Украину. 

Исламистское движение «Талибан» было образовано в 1994 году, с 1996-го по 2001 год оно находилось при власти в Афганистане, контролировало большую часть территории страны. 

После терактов 11 сентября 2001 года в США и отказа «Талибана» выдать лидера террористической организации «Аль-Каида» Усаму бен Ладена в Афганистан были введены американские войска. Правительство «Талибана» было свергнуто, талибы начали боевые действия против власти.

В феврале 2020 года представители США и движения «Талибан» подписали мирное соглашение, которое предусматривает вывод иностранных войск из Афганистана в течение 18 месяцев после его подписания.

Ситуация с безопасностью в Афганистане ухудшилась на фоне вывода американских войск, который начался в апреле 2021 года. К 15 августа движение «Талибан» взяло под контроль практически всю страну, в том числе столицу Кабул. Президент Афганистана Ашраф Гани в этот же день бежал за границу

17 августа представители «Талибана» дали первую пресс-конференцию после прихода к власти, на которой пообещали, что никто не будет атаковать другие страны с территории Афганистана, подтвердили всеобщую амнистию для афганских чиновников и заявили, что женщины смогут работать, если будут «жить по законам шариата».

На фоне наступления «Талибана» иностранные государства начали эвакуацию своих граждан. Этот процесс был парализован из-за того, что 16 августа в аэропорту Кабула царил хаос были отменены все коммерческие рейсы. 17 августа процесс эвакуации возобновился,  хотя министр обороны Франции Флоранс Парли сообщила, что блокпосты талибов затрудняют доступ к аэропорту.

Несколько стран (США, Франция, ГерманияВеликобритания) направили своих военнослужащих в Афганистан для обеспечения безопасности эвакуации.

Украина в ночь на 16 августа успела забрать из Кабула 79 человек. Среди них, кроме восьми украинцев, были граждане Нидерландов, Беларуси, Хорватии и Афганистана, которые попросили о срочной эвакуации. Девять эвакуированных Украиной афганцев просят предоставить им статус беженца.

По данным МИД Украины, готовность эвакуироваться из Афганистана выразили по меньшей мере 153 украинца.

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов заявил 17 августа, что Украина «будет забирать всех своих граждан из Афганистана, сколько бы ни нужно было рейсов». 18 августа в Афганистан вылетел украинский военный самолет. Еще один – гражданский – стоит в аэропорту Кабула.