Atlantic Council: Западные партнеры Украины не могут позволить себе оставаться равнодушными к недостаткам стратегии деолигархизации Зеленского

«Любой, кто ожидал, что закон о борьбе с олигархами, недавно подписанный президентом [Владимиром] Зеленским, знаменует собой новое начало для Украины, на прошлой неделе развеял свои надежды, когда Национальный совет по телевидению и радиовещанию объявил о предоставлении региональных телевизионных прав. Всего за 43 частоты боролись 130 претендентов, но более трети были выкуплены одной компанией «Аверс», принадлежащей Игорю Палице, депутату парламента и близкому соратнику олигарха Игоря Коломойского. Скандальный олигарх связан с Зеленским и ранее в этом году был подвергнут санкциям со стороны США за обвинения в «значительной коррупции», – отмечает автор.

Он убежден, что деолигархизация, которая должна была стать шагом вперед для плюрализма СМИ в Украине, превратилась в ужесточение контроля в руках тех, кто и без того обладает слишком большой властью в СМИ.

«Как владелец медиагруппы «1+1″, состоящей из восьми телеканалов с совокупной долей аудитории около 20%, Коломойский обладает значительным политическим влиянием в сегодняшней Украине. Его медиаактивы использовались для продвижения предвыборной кампании президента Зеленского в 2019 году, шоу которого ранее транслировалось в сети Коломойского. Зеленского обвиняют в том, что он поддерживал связи с олигархом с момента вступления в должность, формировал политику и состав своего правительства в соответствии с интересами Коломойского и получал взамен положительное освещение в СМИ. Эта зависимость, вероятно, усилится, поскольку президент будет бороться с непопулярностью в среднесрочной перспективе и начнет планировать свою кампанию по переизбранию в 2024 году», – полагает Кларк.

Автор раскритиковал законопроект об олигархах за возможность манипуляций и то, что ключевые решения в его рамках возложены на Совет национальной безопасности и обороны. 

«Есть мало оснований полагать, что недавно принятый в Украине закон о борьбе с олигархами многое сделает для изменения этой динамики власти. Критики утверждают, что критерии определения того, кто квалифицируется как олигарх, либо субъективны, либо открыты для манипуляций. Что определяет участие в политической жизни, если связь между богатством и властью обычно носит частный характер? Что представляет собой монополия, если владение и контроль бизнес-активов часто осуществляется через доверенных лиц? Вряд ли обнадеживает то, что решение этих вопросов будет возложено на Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) – орган, полностью подконтрольный президенту. Для объективного и справедливого применения положений законопроекта требуется участие независимого агентства с надлежащими следственными полномочиями при условии прозрачной и подотчетной практики работы», – подчеркнул эксперт.

Кларк считает, что без такого органа закон выглядит «как механизм исполнительной власти, нацеленный в первую очередь на сведение счетов с избранными соперниками, особенно с бывшим президентом Украины Петром Порошенко».

«Можно ли ожидать, что СНБО честно рассмотрит связи между Коломойским и Офисом президента, пытаясь определить его причастность к политике? Какие усилия будут приложены, чтобы полностью раскрыть бизнес-империю Коломойского, учитывая, что большая часть его состояния находится за пределами Украины? Это стало особой чувствительностью для Зеленского после утечки Pandora Papers и разоблачений о том, что он владеет значительными богатствами в офшорах, большая часть которых была получена во время более ранней работы в медиаимперии Коломойского. Конфликт интересов слишком велик, чтобы иметь большую уверенность в том, что процесс находится в непосредственном ведении президента», – подчеркнул он.

Еще одним серьезным недостатком закона он назвал то, что документ не решает проблему местных олигархических сетей, многие из которых сами по себе представляют серьезную угрозу.

«Западные партнеры Украины не могут позволить себе оставаться равнодушными к недостаткам стратегии деолигархизации Зеленского. В лучшем случае это означает упущенную возможность решить проблему, которая лежит в основе проблемы развития страны с момента обретения независимости. В худшем случае он рискует превратиться в инструмент для увековечения тех самых проблем, которые он призван решать, – считает Кларк. – США и ЕС должны следить за реализацией законопроекта и добиваться изменений, отражающих передовую международную практику. Любые изменения должны учитывать рекомендации Венецианской комиссии, которые ожидаются к концу года». 

Если же закон не сможет эффективно и беспристрастно решить проблему олигархического влияния, западные правительства должны продемонстрировать свою готовность ввести дополнительные адресные санкции «в отношении тех, кто остается безнаказанным, несмотря на то, что несет ответственность за коррупцию и нарушения прав человека», заявил эксперт.