Генпрокурору пришлось уйти во внеплановый отпуск, чтобы не подписывать подозрение Порошенко – адвокат

Новиков опубликовал фото подозрения на имя Порошенко. Политику вменяют ч. 2 ст. 28, ч. 1 ст. 111 и ч. 2 ст. 258-3 Уголовного кодекса Украины (предоставление иностранному государству помощи в проведении подрывной деятельности против Украины, а также содействие деятельности террористической организации).

«Два часа назад к дому Петра Порошенко приехала делегация из прокуратуры, поинтересовались у охранника, дома ли пятый президент (он на конференции в Варшаве, но вряд ли они сами этого не знали), и засунули в щель калитки текст подписанного подозрения «по делу о поставках угля из ДНР» и повестку на допрос на 23 декабря», – рассказал адвокат.

Он отметил, что, по версии следствия, Порошенко создал преступную группу и провел спецоперацию по срыву осенью 2014 года поставок угля из ЮАР.

«Потому что если бы уголь поступал из ЮАР, нельзя было бы покупать его в ОРДЛО. Поскольку вообще никаких доказательств этого нет, они описывают всю ситуацию в жанре конспирологии, приписывая к каждой фразе про то, что кто-то что-то сделал или сказал «по негласному указанию Порошенко», – пишет адвокат.

Новиков также отметил, что подозрение подписала не генпрокурор Ирина Венедиктова, а ее заместитель Алексей Симоненко.

«Единственный человек, чьи планы на отпуск действительно затронула эта история, – генеральный прокурор Ирина Венедиктова. Ей пришлось срочно уйти во внеплановый отпуск сегодня утром, чтобы только не подписывать незаконное подозрение. Насколько можно судить, все эти выходные в руководстве Офиса генпрокурора спорили, кому достанется эта горящая в пальцах спичка. В итоге Венедиктова отбилась от этой обязанности и подписывать пришлось ее заму Симоненко», – сообщает адвокат.



Контекст:

20 декабря стало известно, что Порошенко сообщили о подозрении по делу о поставках угля из ОРДЛО.

В рамках этого же дела 8 октября депутату партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктору Медведчуку сообщили о подозрении в госизмене и пособничестве терроризму (ч. 2 ст. 28, ч. 1 ст. 111 и ч. 2 ст. 28, ч. 1 ст. 258-3 Уголовного кодекса).

По данным следствия, за время существования схемы террористов «ДНР» и «ЛНР» профинансировали на более 200 млн грн. Венедиктова сообщала, что в деле, кроме Медведчука, фигурирует экс-советник министра энергетики Сергей Кузяра, а также «высшие должностные лица страны, Нацбанка и так далее, руководители пророссийских террористов на оккупированных территориях, представители властей РФ».

Глава СБУ Иван Баканов заявлял, что в рамках расследования дела по подозрению в адрес Медведчука будут проверять причастность Порошенко и экс-главы Национального банка Украины Валерии Гонтаревой.

«Порошенко категорически отвергает обвинения со стороны власти и считает их классическим образцом сфабрикованных политически мотивированных дел и черного пиара против политических оппонентов», – заявили в партии «Европейская солидарность».

Сам Порошенко заявлял, что в 2014 году правительство Украины и он как глава государства «вынуждены были спасать ситуацию». Он подчеркнул, что Россия устроила тогда Украине «тотальную блокаду».