Марунич заявил, что Бевз и семь его коллег передумали увольняться из Нацбанка

«Сила Facebook. Буквально вчера я написал историю о перипетиях увольнения из Нацбанка руководителя департамента лицензирования Александра Бевза и семерых его коллег. Несмотря на громогласные заявления Бевза: «Продолжение нашей работы в Национальном банке пока невозможно. Централизация принятия решений в одних руках, замена коллегиальности директивным принятием решений, по нашему мнению, недопустимы в работе Национального банка Украины», оказалось, что «продолжение возможно». Видимо, осознав призрачные перспективы обещанного трудоустройства от [первого замглавы НБУ] Екатерины Рожковой, «свежеуволенные» как под копирку написали заявления об отзыве даты последнего дня в НБУ – 15 июня и поголовно взяли отпуска до 1 сентября», – утверждает эксперт.

Марунич считает, что заявления чиновники НБУ отозвали из-за того, что в Нацбанке они получают высокие зарплаты.

«Причина банальна – золотой телец. Только в 2019 году Бевз получил жалованья на сумму 3,06 млн грн, в 2020 году – 2,98 млн грн. Могут ли увольняющиеся рассчитывать на подобные оклады в коммерческом секторе, а тем более в партии «Голос» или «Европейской солидарности» – вопрос риторический. Столь быстрая и радикальная смена решения – прямое свидетельство, что дело не в претензиях к политике регулятора. Это еще раз подтверждает версию о том, что истинной целью демарша была попытка дестабилизации ситуации в НБУ в интересах [пятого президента Украины Петра] Порошенко и Рожковой», – убежден он.



Перед этим Марунич написал в соцсети, что «настоящая цель Бевза – дискредитация [президента Украины Владимира] Зеленского, который мешает Порошенко влиять на НБУ, используя статус Екатерины Рожковой и ее людей».

Контекст:

30 июня Бевз сообщил, что вся команда руководителей департамента подала в отставку из-за централизации принятия решений в одних руках и замены коллегиальности директивным принятием решений. Как утверждал Бевз, нынешняя ситуация в НБУ грозит откатом реформ в банковской сфере и регулированием небанковского сектора.