Переподчинение «департамента войны» в Офисе генпрокурора похоже на внутреннюю люстрацию – правозащитник

«Это не первая уже попытка лишить руководства со стороны Мамедова именно этим подразделением, и это является угрозой для тех рабочих отношений, рабочих контактов, которые у нас на сегодняшний день наработаны. […] Изменение происходит без какой-либо коммуникации, без какого-то объяснения, и это выглядит как определенная внутренняя люстрация, которая нам кажется […] непонятной», – сказал он.

По словам правозащитника, «возникают подозрения, что это может быть скрытая на уровне Офиса генпрокурора политика замены, изменения или, наоборот, прекращения эффективной работы этого департамента».

«Просим и требуем, чтобы у нас произошел контакт с разъяснением ситуации», – заявил Павличенко.

Он отметил, что «департамент войны» при кураторстве Мамедова эффективно работал и являлся механизмом, «который систематизировал нарушения, обеспечивал работу государственных органов и использовал работу правозащитных организаций, наработки по документированию».

«Этот механизм […] на сегодняшний день подвергается риску», – считает правозащитник.

Контекст:

30 июня этот департамент забрали из подчинения у Мамедова и передали другому заместителю главы ОГП – Максиму Якубовскому. 1 июля его передали под руководство Венедиктовой. Правозащитники просили вернуть его назад.

Департамент надзора по уголовным производствам в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта, был создан в 2019 году в структуре Генпрокуратуры, а затем продолжил свою работу и в Офисе генпрокурора.

Он занимается делами о незаконном и насильственном перемещении лиц, нарушении экологических норм, разрушении культурных ценностей, преследовании по политическим и религиозным убеждениям, принуждении к службе в вооруженных силах страны-оккупанта, милитаризации детей, использовании запрещенных средств ведения войны. Также департамент координирует расследования о захвате Крыма Россией, крушении MH17 на Донбассе, Иловайской и Дебальцевской трагедиях, захвате моряков в Керченском проливе, сбивании украинского пассажирского самолета в Иране.

Инициатором и идеологом создания этого подразделения на центральном уровне был Мамедов. В его же подчинении до последних дней и находился этот департамент. Теперь за Мамедовым остается только департамент защиты интересов детей и противодействия насилию.

Решение Венедиктовой о передаче «департамента войны» от Мамедова Якубовскому критиковали правозащитники. По их мнению, благодаря Мамедову в производствах по сбитому самолету MH17, факту вооруженной агрессии РФ против Украины, военным преступлениям и преступлениям против человечности, совершаемым оккупационными властями в Крыму и на Донбассе, был достигнут реальный прогресс и уважительной причины для его отставки нет.

1 июня Якубовский подписал приказ о лишении Мамедова доступа к гостайне.

В то же время Якубовского связывают с попавшим под санкции в Украине нардепом от «Оппозиционной платформы – За жизнь» Виктором Медведчуком, которого правозащитники называют «неоднозначным пророссийским политиком». Еще в 2020 году ряд правозащитных организаций, а также потерпевшие по делам Евромайдана требовали увольнения Якубовского. По их словам, организацию «Правовое государство», где он работал, пророссийские политики активно использовали для дискредитации Соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

Якубовский также фигурировал в расследовании hromadske – по данным журналистов, происхождение его доходов сложно объяснить.