Прокуроры в суде попросили об аресте Медведчука с альтернативой залога в 1 млрд грн. Нардеп говорит, что таких денег у него нет

Об этом сообщает «Интерфакс-Украина».

Сторона обвинения, аргументируя ходатайство, заявила, что инкриминируемое Медведчуку преступление относится к особо тяжкому. Нардеп может влиять на свидетелей, скрываться от досудебного расследования, считают прокуроры.

«Ни одна более мягкая мера пресечения не обеспечит устранения рисков. Есть необходимость избрания меры пресечения в виде содержания под стражей в рамках досудебного расследования. […] Определить залог в 1 млрд грн», – сказал прокурор.

Медведчук заявил, что из-за санкций, которые ввели против него и его семьи, денег на уплату залога у него нет.

«Понятно, что этот миллиард не будет уплачен, и тогда абсолютно понятно, что Медведчук должен из-под домашнего ареста переместиться под реальный», – отметил он.

Контекст:

8 октября Медведчуку сообщили о подозрении в госизмене и пособничестве терроризму (ч. 2 ст. 28, ч. 1 ст. 111 и ч. 2 ст. 28, ч. 1 ст. 258-3 Уголовного кодекса). Уголовное производство касается незаконных поставок угля с временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей на подконтрольную правительству территорию Украины.

По данным следствия, за время существования схемы террористов «ДНР» и «ЛНР» профинансировали на более 200 млн грн. Генпрокурор Ирина Венедиктова сообщала, что в деле, кроме Медведчука, фигурирует экс-советник министра энергетики Сергей Кузяра, а также «высшие должностные лица страны, Нацбанка и так далее, руководители пророссийских террористов на оккупированных территориях, представители властей РФ».

СБУ 8 октября обнародовала аудиозаписи, которые, по версии следствия, подтверждают причастность Медведчука к незаконным поставкам угля из ОРДЛО. На них Медведчук разговаривает с тогдашним помощником президента РФ Владиславом Сурковым, нынешним заместителем главы администрации президента России Дмитрием Козаком, российским дипломатом Михаилом Зурабовым, замглавы администрации президента РФ Владимиром Островенко и другими.

Медведчук считает это дело сфабрикованным, а аудиозаписи – смонтированными.

Медведчуку и его коллеге по фракции Тарасу Козаку 11 мая также было объявлено подозрение по ст. 111 (государственная измена) и по ст. 438 (нарушение законов и обычаев войны) Уголовного кодекса Украины. Как уточнила Венедиктова, подозрение по ст. 438 касается разграбления национальных ресурсов на временно оккупированной территории Крыма. В деле три эпизода, первый из них касается помощи России в получении нефтегазового месторождения в аннексированном Крыму, второй – передачи спецслужбам РФ тайных сведений об украинских войсках, третий – участия фигурантов в разработке проекта «Луч», с помощью которого планировалось вербовать украинских мигрантов в РФ.

13 мая Печерский райсуд Киева отправил Медведчука под круглосуточный домашний арест до 9 июля, ему надели электронный браслет. 9 июля домашний арест продлили до 7 сентября, 2 сентября продлили снова – до 31 октября этого года. Козак находится в розыске.

20 августа Венедиктова сообщила, что следствие по делу Медведчука и Козака завершено. Материалы дела открыли стороне защиты, а когда она с ними ознакомится, их направят в суд.