Путаница с подчинением Бюро экономической безопасности ставит под сомнение его эффективность – эксперт

Он напомнил, что в январе парламент принял законопроект о создании Бюро экономической безопасности Украины – органа, который призван анализировать и выявлять угрозы экономической безопасности государства, расследовать экономические и финансовые преступления. Начать работу БЭБ должно в сентябре этого года.

«Вновь обратиться к этой теме меня заставили два постановления Кабмина от 12 и 31 мая, которые корректируют вопрос подчинения БЭБ в системе исполнительной власти. Первое позволяло координировать работу нового органа исключительно министру финансов. Второе вернуло эти полномочия непосредственно всему Кабмину», – написал Гмырин. 

Он отметил, что если бы постановление КМУ от 12 мая вступило в силу, Министерство финансов получило бы в свое распоряжение силовой инструмент с широкими полномочиями.

«Удержались ли бы тогда чиновники от соблазна использовать БЭБ для давления на предпринимателей? Сомневаюсь. Ведь достаточно было бы, например, инициировать уголовное производство по ст. 2222 УК «мошенничество с НДС». Напомню, что эта статья была внесена в Уголовный Кодекс в сентябре 2020 года», – добавил эксперт. 

Гмырин объяснил, что статья является ответом государства на коррупционные возможности налога, но ее юридическое основание не выдерживает никакой критики. Преамбула статьи определяет мошенничество с НДС как «хищение или незаконное завладение бюджетными средствами путем получения бюджетного возмещения». Юрист считает, что такая трактовка делает статью непригодной к применению, потому что бюджетные возмещения не являются бюджетными средствами в прямом смысле и об их хищениях в таком случае нельзя говорить.

«Дело в том, что до введения системы электронного администрирования плательщик или регулярно платил НДС в бюджет, или подавал заявку на возврат средств из бюджета по результатам своей деятельности. Сегодня процесс налоговых отчетов и выплат более автоматизирован. На своем счету в казначействе плательщик учитывает средства, необходимые для того, чтобы выписать налоговую накладную. Эти деньги являются средствами плательщиков, а не госбюджета. Кроме того, бюджетное возмещение осуществляется в случае подтверждения его правомерности – и не иначе. Такое подтверждение осуществляет администратор НДС – Государственная налоговая служба. Поэтому в случае открытия очередного производства по статье 2222 УК к пособникам вероятного преступления однозначно следует относить и ГНС. Согласитесь, кажется абсурдным!» – подчеркнул Гмырин.

31 мая Кабмин издал новое постановление №547 «О внесении изменений в некоторые постановления Кабинета Министров Украины», которым отменил свое предыдущее решение о передаче координации деятельности БЭБ Министерству финансов. Таким образом, эти полномочия вернулись непосредственно Кабмину.

«Чем вызван такой быстрый пересмотр собственного решения, мне сложно сказать. Возможно, у кого-то из чиновников вдруг наступило прозрение, и он осознал те риски, которые я привел выше. Возможно, это признак борьбы правительственных влияний и тому подобное. Во всяком случае, Минфин теперь не сможет по своему усмотрению оказывать давление на бизнес, используя дополнительный рычаг. Однако сама путаница с подчинением БЭБ не делает чести исполнительной власти и ставит под сомнение будущую эффективность органа, который только создается», – подчеркнул юрист.

По словам эксперта, проблемы вокруг создания и функционирования Бюро экономической безопасности не исчерпываются неразберихой с его подчинением и координацией. Например, законодательство не содержит четко выписанных правил взаимодействия БЭБ с другими государственными органами. Его детективам гарантирован полный доступ ко всем государственным информационно-аналитических баз, но о порядке этого доступа сотрудники Бюро будут отдельно договариваться с распорядителями информации.

«В свое время мы с коллегами неоднократно предлагали создать единый орган, который бы занимался не только борьбой с теневыми схемами, уклонением от уплаты налогов, а и воплощал налоговую и таможенную политику, анализировал ситуацию в этих сферах и предлагал оптимальные решения. Этот орган мог бы объединить Налоговую и Таможенную службы, Службу финансового мониторинга, Службу финансового аудита и Службу финансовых расследований, имел бы единую информационно-аналитическую систему. Однако парламент и правительство создали БЭБ. Что ж, дождемся осени, когда новый орган заработает, а мы сможем оценить его эффективность. В то же время посмотрим, оправдаются ли наши опасения относительно указанных рисков», – резюмировал Гмырин.

Контекст:

Закон о создании Бюро экономической безопасности был принят Верховной Радой во втором чтении и в целом 28 января. Президент Украины Владимир Зеленский подписал его 22 марта. 

В законе говорится, что Бюро экономической безопасности Украины – это центральный орган государственной власти, правоохранительный орган, который должен выявлять, пресекать, расследовать и раскрывать уголовные преступления в сфере экономики, создающие угрозу жизненно важным интересам Украины, а также предотвращать их совершение. Бюро получит соответствующие полномочия Службы безопасности Украины и налоговой милиции, говорили в Офисе президента Украины. 

В новом ведомстве будет работать 4 тыс. человек, его директора должны выбрать на открытом конкурсе. Он будет назначаться Кабмином по представлению премьер-министра.

Кабмин на заседании 12 мая принял постановление о создании Бюро экономической безопасности.

Постановление Кабмина №547 было подписано премьер-министром Денисом Шмыгалем 31 мая. Оно вносит изменения в постановление №510 о создании БЭБ, которое приняли 12 мая. Теперь в схеме направления и координации деятельности центральных органов исполнительной власти будет указано, что Кабмин напрямую координирует работу бюро.